В разгар самой смертоносной пандемии, которую человечество видело за последний век, можно наблюдать такой факт: 60% вакцинных доз, которые будут произведены в 2021 году, уже раскуплены государствами с населением лишь 16% от мирового. А оставшиеся 84% населения придется только 40% доз. Это означает, что в бедных странах в 2021 году будет вакцинирован лишь каждый десятый. Уже в конце марта были поставлены 536 млн доз, из которых 76% пришлись на десять самых богатых стран

Изобретение не одной, но уже нескольких вакцин против Сovid-19 менее чем за год демонстрирует большие достижения человечества. Однако этот научный прорыв поставлен НЕ на службу борьбы с пандемией, просеивающей сегодня человечество через сито смерти, но служит обогащению магнатов биотехнологических корпораций, которых можно пересчитать по пальцам. Вакцины, как и все в условиях капитализма, являются товаром, и получить их могут лишь тех, кто способен за них заплатить.

Весь процесс разработки, производства, распределения и использования вакцин определяется не санитарными правилами с целью спасти жизни, но правилами капиталистического рынка, которые диктует стремление к прибыли огромных монополий, базирующихся на территории небольшого числа наиболее развитых стран.

Проблема начинается с производственных мощностей. Биотехнологические компании, уже разработавшие вакцины, говорят, что смогут произвести около 3 млрд доз в 2021 году, что в лучшем случае обеспечит вакцинацию только трети населения планеты. Этот уровень производства очень далек от необходимого для вакцинации 70% мирового населения, чтобы победить пандемию. Для этого необходимы как минимум 10 млрд доз.

Недостаток вакцины породил «войну за вакцину». Это абсолютно неравная борьба. Задолго до окончания периода испытаний и начала массового производства богатые государства через тайные договоры с биотехнологическими корпорациями скупили большую часть антигенов. Из-за этого малое количество стран обеспечило себе количество доз, достаточное для вакцинации своего населения не один, но несколько раз. Например, Канада будет располагать девятью дозами на человека, США — семью, ЕС — пятью. С таким темпом производства многие страны получат первые дозы не раньше 2023 года. Если взглянуть на мировую карту вакцинации, то разделение между богатыми и бедными странами очевидно.

Это неравенство, помимо своей неприемлемости, делает невозможным преодоление пандемии. Иммунизация 70% населения отдельных стран в условиях продолжения циркуляции вируса в остальном мире бесполезна. Если вирус не искоренить, он продолжит передаваться и мутировать, порождая новые варианты, которые могут обнулить эффективность сегодняшних вакцин. Именно это сейчас и происходит. По мере того, как буржуазные правительства отказываются аннулировать патенты на вакцину, не вводят подлинный карантин с материальными гарантиями для трудящихся, а вакцинация в масштабах мира не прогрессирует, вирус развил «британский», «южноафриканский» и «бразильский» варианты, еще быстрее передающиеся и, возможно, более летальные.

В условиях этого «вакционного апартеида» население с доступом к вакцинам должно было бы оставаться отделенным от остального населения, что невозможно в условиях мирового рынка, зависимого от постоянной циркуляции товаров и рабочей силы. «Вакцинный национализм» может показаться совершенно иррациональным — и он таков и есть. Однако этот перекос, этот хаос полностью соответствует логике капитализма, который без всяких исключений ставит прибыли небольшой кучки хозяев выше здоровья — и жизни — человечества и планеты.

Капитализм с его анархией производства — главная причина того, что бедные и полуколониальные страны получают вакцины по каплям, в то время как империалистические страны прибирают к рукам основное количество произведенных доз. Необходимо понимать, что в условиях такой планетарной экстренной ситуации промежуточного положения быть не может: пока не будут защищены все, не будет защищен никто.

ОТМЕНИТЬ ПАТЕНТЫ ДЛЯ ВАКЦИН

Можно было бы задаться вопросом: откуда берется дефицит вакцин? Неужели развитие технологий и промышленности в XXI веке неспособно обеспечить их в необходимом количестве?

Здесь появляется проблема патентов. Механизм патентов — используемый для «защиты» любого продукта — позволяет фармацевтическим и прочим компаниям эксплуатировать изобретение — в данном случае вакцину — в течение 20 лет с момента его создания. То есть это юридический инструмент, на котором зиждется монополия научного и технологического продукта, позволяя биотехнологическим компаниям определять масштаб производства и цену иммунизантов или лечения, в данном случае, против Сovid-19.

Правила защиты интеллектуальной собственности — главная преграда для того, чтобы вакцины могли производиться в странах, имеющих достаточный, но оказывающийся бесполезным промышленный потенциал, как Канада, Бразилия, Мексика, Аргентина, Индия, Египет, Южная Корея и др.

Например, уже один только Serum Institute в Индии способен производить 1,5 млрд доз в год.

В Бразилии институт Бутантан в Сан-Паулу развивает богатую антителами сыворотку для инъекций, которая могла бы затормозить развитие болезни и избежать, например, того, чтобы вирус атаковал легкие уже заразившихся людей. Pfizer развивает антивирусный препарат орального применения. Roche разрабатывает основанную на антителах смесь внутривенного применения, которая могла бы на 70% снизить риск госпитализации и смерти. Фармацевтические компании MSD и Ridgeback проводят вторую фазу клинических испытаний орального антивирусного препарата, способного замедлять репликацию РНК вируса как SARS-CoV-2. Все это многобещающе. Однако если не будет устранен принцип патентов, цена будет такой, что новое лечение окажется доступным только для тех, кто у кого есть деньги.

Без препятствия патента можно было бы производить и распространять вакцины в массовых масштабах, удешевляя весь процесс и ускоряя вакцинацию во всех странах. Серьезность кризиса привела к тому, что даже буржуазные государства из числа периферийных, как Индия и ЮАР, в октябре обратились во Всемирную Организацию Здравоохранения (ВОЗ) с просьбой отменить патенты для вакцин против Сovid-19

Документ предлагает для всех членов ВОЗ отменить на время пандемии некоторые меры защиты интеллектуальной собственности в области вакцин, медикаментов, диагностирования и других технологий против Сovid-19. К этой инициативе присоединились более 100 стран и 370 международных организаций, в том числе «Здравоохранение как право» и «Врачи без границ». Они призывали ВОЗ и правительства богатых стран «поставить жизни людей выше частных монополий». Иными словами, против патентов выступил даже определенный сектор мировой буржуазии.

Но, как и ожидалось, предложение встретило решительный отпор со стороны главных империалистических государств, в которых находятся штаб-квартиры компаний, разработавших и запатентовавших вакцины. США, ЕС, Великобритания, Швейцария, Япония, Канада, Испания объединились в защиту монополии производства антигенов, ссылаясь на то, что юридические гарантии являются главным стимулом для компаний, чтобы они «брали на себя риски» и направляли инвестиции в разработки и развитие новых технологий. В феврале и марте прошли два собрания и оба отказались освободить вакцины от патентов.

Сегодня крайне необходимо организовывать борьбу за ликвидацию права интеллектуальной собственности на вакцины и на все медикаменты и любые медицинские технологии, необходимые для победы над Сovid-19. Борьба за «вакцину для всех» может победить только если нанести поражение капитализму.

ВАКЦИНЫ — ДОСТИЖЕНИЕ КАПИТАЛИЗМА?

Недавно премьер-министр Великобритании Борис Джонсон, не моргнув глазом, заявил, что существование и успех вакцин — заслуга «жажды прибыли» и «капитализма».

На самом деле все наоборот. Капитализм ограничивает любой научный прогресс, в котором буржуазия не видит возможности непосредственного получения прибыли. В том числе поэтому капитализм не проводил последовательных исследований для получения вакцины после вспышки SARS-CoV-1, появившегося в 2003 году в Юго-Восточной Азии. Поскольку эта эпидемия достаточно быстро была взята под контроль, потенциал прибылей для фармацевтической промышленности испарился, и потому в 2019 году мир оказался в распоряжении нового вируса. Капитализм — это связывающая науку смирительная рубашка.

С другой стороны, утверждения, что наличием вакцин мир обязан рискам, которые берут на себя капиталисты, — большая ложь. Появление вакцин против Сovid-19 стало возможным потому, что имело место огромное вливание государственных средств. Согласно данным компании анализа научной информации Airfinity, 61% (8,6 млрд долл.) инвестиций, направленных на производство вакцин, пришел из государственных фондов, в то время как частные компании вложили лишь 24% (3,4 млрд долл.).

Хотя контракты компаний и государств держатся в секрете, известно, что Oxford AstraZeneca получила, как минимум, 2,2 млрд долл., Johnson & Johnson — 819 млн, Moderna — 562 млн долл.

Процесс развития вакцин против Сovid-19 не избежал правила капитализма, согласно которому создание знания и производство — дело социальное, а прибыли — частное. Другими словами, расходы ложатся на все общество, а прибыли наполняют банковские счета немногих.

Сама AstraZeneca несколько раз заявила, что развитие биопрепаратов не будет иметь для компании финансовых последствий, поскольку «предполагается, что расходы на развитие вакцины будут компенсироваться из фондов правительств и международных организаций».

Без государственных денег, закачанных напрямую или через покупку вакцин еще до их создания, фармацевтические и биотехнологические компании едва ли взяли бы на себя какой-либо риск. С их точки зрения, создание вакцин в условиях экстренной санитарной ситуации в прошлом не было прибыльным. Бедные страны нуждаются в больших поставках, но не могут платить высокую цену. Кроме того, вакцины могут быть применены только один или два раза. До сих пор не подтверждено, что Covid-19 потребует ежегодных доз, как например в очень прибыльном рынке вакцин против гриппа. В последнем случае рентабельность сильно увеличилась бы и было бы более вероятным, чтобы компании вкладывали в это свои ресурсы.

Вовсе не капитализм сделал вакцины возможными, как это утверждает Борис Джонсон. Капитализм в действительности паразитирует на коллективном процессе научного исследования с целью получения прибыли, которая станет для многих капиталистов «сделкой века».

Высасывая миллиарды из государственных денег, биотехнологические компании увеличивают свою рыночную стоимость. В то время как миллионы людей в мире болеют, умирают, теряют рабочие места или источники дохода, акционеры компаний, развивающих вакцины, обогащаются все больше. Общий рост рыночной стоимости неодинаков для разных компаний. Но шесть лабораторий, лидирующих на рынке вакцин, в 2020 году увеличили свою общую рыночную стоимость на 85 млрд долл.

Это выразилось в таком карикатурных примере, когда исполнительный директор Pfizer Альберт Бурла продал 62% своих акций прямо в день объявления компанией предварительных результатов эффективности своей вакцины против Сovid-19. Обладая внутренней информацией, Бурла воспользовался скачком акций компании и смог положить в свой карман 5,6 млн долл. Несколькими месяцами ранее после оглашения положительных результатов вакцины большие количества акций продали исполнительные директора Moderna.

В условиях недостатка вакцины империализм предлагает выход через инициативу Covax, возглавляемую ВОЗ. К ней присоединились как минимум 72 страны с целью иммунизировать в 2021 году 20% населения повышенного риска. Но механизм Covax со всех сторон недостаточен. Во-первых, потому что он не решает главной проблемы: производства. На практике программа ограничивается распределением излишков, которыми богатые страны решают «поделиться» с бедными. Covax, как и другие бесчисленные потенциальные покупатели, вынуждена «конкурировать» за 40% вакцин, которые будут произведены и которые еще не были присвоены богатыми странами. И кроме того, программа располагает только 2 млрд долл. при необходимых 5 млрд.

Ситуация с «вакцинным апартеидом» в очередной раз демонстрирует, как «капитализм перерос во всемирную систему колониального угнетения и финансового удушения горстью «передовых» стран гигантского большинства населения земли», как еще сто лет назад его охарактеризовал Ленин (Империализм как высшая стадия развития капитализма).

СОЦИАЛИЗМ ИЛИ ВАРВАРСТВО

В данный момент необходима борьба за отмену патентов. Антиимпериалистическая борьба получает конкретный и непосредственный смысл в борьбе против законодательных барьеров, препятствующих производству вакцины и вместе с этим массовой иммунизации.

Но также необходимо понимать, что пока медицина остается в руках класса капиталистов, для трудящегося класса нет действенного выхода. Для богатых, которые могут прививаться вне очереди и обслуживаться в налучшей форме, жизнь миллионов трудящихся значения не имеет. Лозунг буржуазии мира был, есть и будет: «не важно, сколько умрет, но бизнес не может остановиться». Это неотъемлемая логика капитализма. Главное — это продолжать производство, получая прибыли. Остальное неважно и не более чем побочные издержки. Мы для богатых — пушечное мясо. И здесь нет середины: или они, или мы.

Единственный реальный и последовательный способ защитить жизни миллионов людей сводится к необходимости ликвидировать капитализм. Это, среди прочего, требует экстренных мер по экспроприации под рабочим контролем основных отраслей мировой экономики. А в разгар пандемии, особенно необходима экспроприация промышленных фармацевтических комплексов, компаний, производящих исходники для получения вакцины и медицинское оборудование, как больничные места, респираторы, кислород, маски, очки, перчатки, спирт и все необходимое для противостояния этой болезни.

Пока господствует капиталистическое производство и рынок, иммунизация человечества останется призрачной. Ликвидировать существующий хаос под силу только социалистической программе. Социалистическая экономика сможет обеспечить всеобщее бесплатное качественное здравоохранение.

Сегодня снова, как много раз в истории, выдвигается альтернатива, озвученная польской и немецкой революционеркой Розой Люксембург: социализм или варварство; или социализм — или систематическое истребление значительной части населения.