Белорусская Революция углубляется

Прошло уже больше двух месяцев с начала Белоруской революции. За это время мы увидели многотысячные демонстрации, забастовки, рабочие собрания, итальянские забастовки, появление новых стачкомов, женские марш, марш пенсионеров, движение студентов, пикеты в районах… Но видели также ответ режима Лукашенко и КГБ – репрессии, аресты, пытки, избиения людей и даже пенсионеров… Белорусская революция стала главной политической темой в мире, наряду с ситуацией в США (читайте статью на этом номере). Несмотря ни на что, Лукашенко все еще у власти.

С самого начала было ясно, что победа в Беларуси – сложная задача. В стране жесткая диктатура Лукашенко и КГБ, большинство оппозиционеров сидят в тюрьмах или бежали из страны. Выборы там – не выборы, а театр одного актера, Лукашенко. У власти полный контроль над СМИ. ОМОН, КГБ, силовики находятся в самом центре власти, это их власть, их режим. Они считают, что Беларусь – это и их страна… Значит, белорусам предстоит не только свергнуть очередного президента, а разрушить целый режим, со всеми его институтами, в первую очередь КГБ и ОМОН. И все это без опыта борьбы и без своих организаций, потому что руководство профсоюзов зависимо от государства и защищает режим, а независимые профсоюзы запрещены. Все это, конечно, затрудняет задачу простым белорусам… Но также и увеличивает значение их возможной победы.

В Беларуси темпы ускоряются. Диктаторский режим Лукашенко/КГБ/ОМОН и массовые демонстрации на улицах не могут долго сосуществовать – они не совместимы. Режим в Беларуси не западноевропейский, «демократический», с сильными профсоюзами, оппозиционными партиям, свободными СМИ и т.д. В Беларуси рано или поздно все решится, или режим Лукашенко выживет, или революция победит… Режим это прекрасно понимает, и к этому готовится.

В Беларуси истек срок так называемого Народного ультиматума оппозиции. Правительство использовало все свое оружие, репрессии, аресты, увольнения активистов, вывело карателей в балаклавах на улицы, пригнало военную технику, угрожало использовать настоящее оружие против демонстрантов, использовало СМИ (с путинскими «журналистами»), чтобы провести огромную кампанию клеветы, что якобы демонстранты наркоманы, платные агенты США или других западных стран. Лукашенко ожидал ослабления движения, но получилось все наоборот.

В воскресенье 25 октября прошла массовая демонстрация, на улицы вышло больше 100 тысяч человек, настроение у людей было довольно боевое. Белорусская революция показала, что имеет намного больше сил, чем думали реакционеры или те «аналитики» в России, которые поторопились похоронить борьбу белорусского народа.

26 октября был первый день забастовок. Если формально смотреть, не было полной остановки производства по всей стране. Многие сразу поторопились сказать, что «забастовка не удалась». Кто так говорит, просто никогда не участвовал в настоящей забастовке, тем более в условиях диктатуры. 26 октября был очень важный день борьбы, протесты начались почти на всех крупных заводах страны. Посмотрим детально:

Впереди был «ГрозноАзот». Рабочие, пришедшие с утра на предприятие, отказались принимать смену. Подъехало два автобуса с  ОМОНом, чтобы заставить рабочих приступить к работе. От 30 до 50 рабочих были задержаны. И даже при таком давлении, по крайней мере в трех цехах рабочие не вышли на работу, а руководство продержало ночную смену 19 часов без перерыва. Некоторые инженеры и административный персонал встал на место бастующих рабочих. Те рабочие, которые остались за пределами предприятия, были поддержаны горожанами – они принесли к проходной горячий чай и пиццу. Но если смотреть с точки зрения производства, то «всеобщей забастовки» не было, руководство завода сказало, что забастовка «на производственный процесс не повлияла». Однако, многие журналисты буржуазных СМИ, которые были у завода, отмечают, что возмущение среди рабочих только растет.

На Минском электротехническом заводе тоже была борьба. Рабочие утром собрались у проходной и предъявили руководству предприятия свои требования: уход Лукашенко, освобождение всех задержанных активистов и прекращение репрессий. Перестали работать сварщики двух цехов –под угрозой остановки оказался весь завод. В остальных цехах из-за давления со стороны администрации и властей рабочие были вынуждены выйти на работу, но внутри завода они практически не работали, производственный процесс был прерван, рабочие только «делали вид», что работают. На Минском моторном заводе рабочие собрались в начале дня у проходной. Профсоюз предложил им отработать и в конце рабочего дня представить свои требования руководству завода. Но само руководство завода побоялось прийти к рабочим.На Минском тракторном заводе прошел марш рабочих по территории завода через все цеха с призывом к своим коллегам присоединиться к движению. Один из цехов (литейный) остановился. Руководство завода закрыло доступ к другим цехам. В МЗКТ (где в августе освистали Лукашенко) также с утра стояли ОМОНовцы, угрожая рабочим. Но даже в таких условиях колонна рабочих прошла по территории завода, чтобы мобилизовать своих коллег с каждого цеха.

На заводе «Атлант» также были силовики, но рабочие скандировали лозунги против ОМОНа. На всех этих заводах демонстрации и марши были небольшими, несколько десятков рабочих, максимум 150. Но это – в жестких условиях диктатуры, с силовиками внутри заводов и директорами, угрожающим уволить всех бастующих. Несмотря на такое давление со стороны властей, рабочие проявили свое возмущение, устраивали «итальянские забастовки», всячески замедляли и срывали производственный процесс. На других заводах, таких как «Интеграл», «Штадлер-Минск», «Белкоммунмаш», «Беларусьнефть», «Беларуськалий» прошли более мелкие демонстрации, с участием 20-30 рабочих. Все эти предприятия контролировала милиция. На остальных заводах, таких как БМЗ, БЕЛАЗ, Гродненский стекольный завод не было никаких акций, но рабочие устраивали итальянские забастовки. По данным опросов, проводившихся на этих заводах, до 90% рабочих согласны с требованиями ультиматума. На всех предприятиях директора запретили брать отпуска за свой счет и угрожают уволить всех отсутствующих.

В первый день забастовки, 26 октября,  по разным городам Беларуси было задержано более 100 человек, а также уволены некоторые рабочие.Репрессии силовиков в черных масках в этот день были направлены на заводы. На каждом крупном или среднем заводе были автозаки.

Если не было всеобщей забастовки, которая полностью остановила  бы производство по всей стране, то всеобщее сопротивления с стороны рабочих было повсюду, в соответствии с конкретными возможностями в каждом конкретном случае. Рабочие – не камикадзе, и это правильно, потому что борьба предстоит долгая и упорная, и нужно сохранить активистов на каждом заводе.

Помимо рабочего движения, 26 октября частично остановился мелкий и средний бизнес: кафе, рестораны, парикмахерские и т.д. Мы не знаем, сколько было таких случаев, но это было заметным явлением, которое показало, что протест не ограничивается рабочим классом. Онлайн-сервисы, сайты продаж по интернету также не работали в этот день в знак протеста.

Но пока мы писали эти строчки, стало заметным значительное участие студентов ВУЗов, что добавляет еще один важный элемент в народное восстание. Это может играть очень важную роль, особенно если студентам удастся объединить свои усилии с рабочими. Действие студентов поразило страну и власть. Это очень опасно для правительства, потому что показывает, как революционный процесс расширяется. Заметна активная поддержка преподавателей и врачей своих студентов. Молодежь ненавидит режим, и восстала!

Идет восстание по всей стране, на каждом заводе, университете, районе. Каждый завод страны сегодня – баррикада, где проходит обостряющаяся борьба. Где-то шествие рабочих по цехам, где-то остановили производство, где-то идет итальянская забастовка, некоторые собрали подписи за ультиматум, где-то сидячая забастовка студентов, некоторые врачи выдают больничные, чтобы рабочие могли не приходить на работу, где-то рабочие берут отгул за свой счет, повсюду появляются бело-красно-белые флаги, в  самых недоступных и неожиданных местах. Рабочие, студенты, медики, родители, домохозяйки, пенсионеры – все  борются как могут. Страна не функционирует нормально, все крутится вокруг одной темы – бороться против диктатуры как только возможно.

При таком жестком режиме, при таком уровне репрессий, направленных прежде всего против рабочих, неправильно требовать, чтобы все было по схеме: «если полностью производство не остановилось – то это не забастовка». Это формальный подход, который не учитывает конкретную обстановку. Рабочие смело и решительно борются, как и студенты, и обычные граждане, как могут. Конечно, уровень самоорганизации еще не тот, который нужен, уровень сознания еще не соответствует ситуации, опыта еще мало, много боятся репрессий и увольнений и ведут себя еще тихо, несмотря на свое сочувствие к революции. Белорусы только что проснулись к политической жизни. Но когда в истории революция проходила по плану? Во время первой русской революции 1905 года рабочая и народная борьба развивалась от Кровавого воскресенья (с иллюзиями в отношении доброго царя) в январе до Октябрьской стачки, вооруженного восстания в Москве в декабре и до создания самими рабочими своей независимой организации борьбы – Совета рабочих депутатов? Сейчас очень важно, чтобы все активисты поняли, что народ борется со всей своей силой, и нужно помогать развивать эту борьбу на заводах, университетах, офисах, районах, школах. Создавать комитеты защиты революции, стачкомы, советы соседей, инициативные группы студентов и т.д. Но самое важное – это понимать, что страна восстала!

Народный ультиматум обернулся впечатляющей демонстрацией силы масс против диктатуры. Несмотря на очень жесткие репрессии и выборочные преследования активистов, особенно на заводах. Рабочий класс, как и другие слои общества, борется героически, но без своего руководства, без организации, без опыта. Он противостоит централизованному врагу, бюрократическому репрессивному аппарату милиции и КГБ, задействованным на заводах и университетах.

Народный ультиматум и забастовочный процесс поднял борьбу на новый уровень. Движение перешло от «мирных» демонстрации по воскресеньям с надеждами на «диалог» и «плавный переходом власти» к настоящей национальной борьбе по все стране, в каждом городе, на каждом заводе, университете, офисе, районе. Но надо понимать, что Тихановская – не рабочий. Она никогда не была на каком-нибудь заводе. Она не знает производственный процесс, и что внутри завода диктатура намного жёстче, чем у среднего класса. Стачкомы начали формироваться совсем недавно. Невозможно просто «объявить» всеобщую забастовку, надо ее готовить, выстраивать, и для этого надо организовать рабочих. Тихановская этого не может делать. Это могут только сами рабочие. И они это делают сейчас, прямо на ходу,  героически, но не без затруднений. Тихоновская, как представитель среднего класса, вначале, в августе, очень сомневалась в необходимости борьбы, призывала всех вернутся домой, сказав, что борьба морально уже выиграна. Потом она долго колебалась с призывом к забастовке. Тихановская и весь так называемый Координационный Совет оппозиции уже показали, что не отвечают потребностям сегодняшней белоруской революции. Они не могут последовательно руководить революцией вплоть до свержения режима. А своими заискиваниями перед чиновниками и банкирами ЕС с одной стороны, и реверансами в адрес путинского режима с другой и предложениями к ним поучаствовать в решении судьбы Беларуси они демонстрируют полную неспособность бороться за независимость страны. Необходимо другое руководство, рабочее, укоренённое в каждом заводе, шахте, рабочем районе. И способное с необходимой решительностью вести борьбу до конца. То, что только рабочие могут сделать.

Режим напуган, и опирается на единственное, что ему осталось: репрессии, репрессии и репрессии. Лукашенко потребовал уволить всех рабочих, учителей, студентов, участвовавших в акциях протеста, и заговорил о террористической угрозе. А военный министр России только что заявил, что Запад хочет свергнуть правительство Лукашенко. Они хотят новые репрессии, чтобы положить конец движению. Но сделать это им будет нелегко. Против Лукашенко – более 80% населения. У этого режима нет будущего, молодежь и большинство страны его ненавидят. Лукашенко – политический покойник. Неприятие карателей, масштабы солидарности между рабочими и студентами, демонстрантами и жителями районов дают нам полное право так говорить.  Но до свержения режима еще много работы впереди.

Победить вполне возможно. Для этого нужно:

  • Защищать мирные протесты от агрессии диктатуры и ее карателей. Речь идет не о том, чтобы прыгать на ОМОН почем зря — и нельзя попадаться на подобные провокации. Но мы имеем право и должны защищать себя, наше право на выражение своего мнения, демонстрации, собрания, профсоюзы, забастовки. Мирный протест – не значит беззащитный.
  • Развивать самоорганизацию народа и объединять усилия. На заводах, университетах, офисах, районах, школах. Создавать комитеты защиты революции, стачкомы, советы соседей, инициативные группы студентов – настоящую сеть белорусских партизан XXI века. И координировать их.
  • Продолжать и развивать борьбу до победы: до падения режима. Главная задача — не договор с диктатурой, не замена ее первого лица, а свержение режима и наказание всех ответственных за совершенные против народа преступления. Этого нельзя добиться маневрами, а только действием. Продолжать борьбу до падения режима Лукашенко и наказания виновных.

Нет репрессиям! Свободу политзаключенным!

Долой диктатуру! Трибунал для всех виновных в терроре против народа! Роспуск ОМОНа, КГБ и всех карательных подразделений! Не забудем, не простим!

Борьба до падения режима диктатуры!

Жыве Беларусь!