Когда Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что сегодняшняя пандемия Covid-19 представляет самый большой вызов для Германии со Второй Мировой войны, это казалось преувеличением. Но затем Генеральный Секретарь ООН Антонио Гутьеррес заявил то же самое. Даже Дональд Трамп, говоривший поначалу, что пандемия — «обычный грипп», в итоге тоже заявил, что для его страны это самый большой вызов со Второй Мировой войны.

Одновременно известные люди из научной, культурной и политической области стали сравнивать современную пандемию с эпидемией «испанки» — одной из самых крупных в истории. И даже говорят, что возможные последствия могут оказаться сравнимыми с последствиями Первой Мировой войны.

Еще слишком рано говорить о всех последствиях, которые принесет человечеству современная пандемия. Но если ответ будет зависеть только от капиталистических правительств, то вероятнее всего она вызовет спазмы на всей планете, подобные упомянутым трагедиям.

Пандемия и капитализм

Covid-19, как «юстинианова чума», «бубонная чума» или «испанский грипп», — один из тех многих вирусов, что на протяжении истории истребили значительные части человечества. Но на протяжении истории человек наращива свое господство над природой — настолько, что сегодня могли бы существовать все условия, чтобы избежать превращения подобной эпидемии в пандемию или, если бы и дошло до этого, предотвратить серьезные последствия.

Юстинианову чуму, достигшую пика между 541 и 544 годами, не удалось взять под контроль. Она растянулась на два века, убив по разным оценкам от 25 до 100 миллионов человек.

Бубонная чума, или «черная смерть», напротив, была обуздана. Эта пандемия, появившаяся в Китае и переместившаяся в Европу в 1347-1351 годах, привела к смерти еще большего количества людей (75-200 миллионов). Она истребила более трети жителей Европы. Однако ее удалось взять под контроль посредством двух мер, которые сегодня кажутся относительно простыми: карантин и соблюдение гигиены.

Но если 669 лет назад удалось поставить под контроль бубонную чуму, то чем объяснить, что с самого первого момента не удалось сдержать Covid-19?

Это противоречие объясняется той же причиной, по которой 100 лет назад не удалось взять под контроль другую ужасную пандемию: «испанский грипп». Этот грипп не удалось обуздать, потому что этому помешали интересы крупных империалистических держав той эпохи.

Маркс уже 170 лет назад говорил: «… существование буржуазии стало несовместимым с существованием общества», и это утверждение обрело плоть, когда в 1914 году разразилась Первая Мировая война.

В Первой Мировой войне на кону стоял бизнес разных держав той эпохи, и чтобы защищать доходы каждая держава направила свои армии, составленные вновь призванными молодыми крестьянами и рабочими, убивать рабочих и крестьян других держав. Результат был катастрофический. Погибли 10 миллионов солдат и гражданских лиц, плюс 20 миллионов раненых, большей частью изувеченных. Именно в этом контексте распространилась «испанка», приведшая на мировом уровне к еще большему числу жертв, чем война.

Имелись ли условия для избежания этой трагедии 100 лет назад? Достаточно было уже применить политику, с которой в Средние века удалось взять под контроль чуму. Но это ударило бы по интересам крупных империалистических держав, особенно США. И тогда был сделан выбор в пользу «спасения экономики» с трагическими человеческими потерями.

Вопреки своему названию, испанский грипп появился не в Испании, а в США. В марте 1918 года началась эпидемия в одном лагере солдат, готовившихся к отправке на войну, и она распространилась еще на 13 лагерей. Несмотря на это необходимость «заботы об экономике» взяла верх над здоровьем и зараженные испанским гриппом войска были отправлены в Европу. Так эпидемия, бывшая внутренней для США, распространилась на все континенты и трансформировалась в пандемию.

В Европе, разрушенной межимпериалистической войной, грипп нашел благоприятную почву для развития, равно как в колониях, где царила крайняя бедность. Когда все это происходило, существование испанского гриппа всеми воюющими государствами держалось в строжайшем секрете. Это изменилось лишь тогда, когда грипп, заразил Францию, через которую прибыли американские солдаты, распространился на Великобританию, а оттуда на Италию, пройдя через Германию, чтобы в итоге добраться до Испании, которая, будучи нейтральной страной, придала огласке существование страшной напасти. Поэтому болезнь известна как «испанский грипп»: поскольку говорилось (лгалось) о его существовании только в этой стране.

Чтобы воспрепятствовать превращению эпидемии в пандемию США нужно было изолироваться от остального мира. Но на практике это означало выйти из войны, в которую они только что вступили, и для американской империи это было немыслимо.

Поначалу США не участвовали в Первой Мировой войне, что позволило Томасу Вудро Вильсону с пацифистской риторикой выиграть президентские выборы. Но после своей победы он изменил политику и с лицемерным дискурсом «сделать мир безопасным для демократии» решил вмешаться, чтобы не терять кусок пирога, и отправил на войну полтора миллиона солдат, в том числе с испанским гриппом, — из-за чего многие из них умерли на кораблях еще до прибытия в Европу.

Вмешательство США был решающим для победы Антанты в войне. Если бы США этого не сделали, то не были бы империалистической державой, как сегодня.

После пандемии стало возможным подвести итог «сопутствующих потерь». В США, к погибшим на войне 116.000 добавились более 500.000 от испанского гриппа; во Франции — 400.000, Великобритании — 250.000, Италии — 400.000, Индии — от 10 до 17 миллионов, Китае — 30 миллионов, Испании — 200.000, России — от 450.000 до 2.700.000, Бразилии — 35.000, Аргентине — 15.000, Чили — 43.000. Всего считается, что в мире умерли от 50 до 100 миллионов человек, в том числе полностью исчезли некоторые индейские сообщества.

Капитализм и Covid-19

Если в 1918 году имелись условия, чтобы эпидемия испанского гриппа не превратилась в пандемию, то сегодня для противостояния Covid-19 теоретически условия намного лучше.

Например, сегодня для противостояния этой пандемии существует сто различных тестов, позволяющих определить заразившихся людей для дальнейшей изоляции от остальных; в 1918 году такого не было.

Также сегодня к наиболее тяжелым пациентам может применяться искусственная вентиляция, имеются любые типы антибиотиков, а огромная современная больница может быть построена за одну неделю. Все это было немыслимо в 1918 году. Кроме того, испанский грипп смог быстро распространиться в Европе, потому что она была разрушена войной.

Однако несмотря на весь научный и технический прогресс и несмотря на отсутствие мировой войны, мир сегодня находится в таких же, или еще худших условиях, чем в 1918 году, для противостояния пандемии, угрожающей повлечь миллионы смертей.

Так происходит потому, что, как и в 1918 году, интересы капитализма, как говорил Маркс, противоречат интересам всего общества, и поэтому последнее не может воспользоваться научными достижениями. В действительности капитализм демонстрирует себя неспособным обеспечить даже две меры, которые в Средние Века были применены против чумы.

Пандемия уже распространилась по всему миру с не прекращающим нарастать количеством зараженных и погибших. С другой стороны, она вызвала всеобщее резкое падение бирж, производства, и все данные показывают, что мир входит в глубокую экономическую рецессию, которая может привести в депрессии.

Эта ситуация привела к тому, что все общество вступило в «войну против Covid-19», но это война с разными целями. Все население с медиками и медсестрами в главе отчаянно пытаются в первую очередь спасти жизни. Правительства вместе с крупными капиталистами тоже отчаянно пытаются спасти в первую очередь свои прибыли.

Так американское правительство направило многие миллионы долларов на «войну против Covid-19», но значительная часть этих ресурсов предназначена крупным компаниям якобы на «спасение рабочих мест», однако эти компании с одобрения правительств уже уволили за последние недели 22 миллиона трудящихся.

Несмотря на наличие всех этих ресурсов, американское правительство только сейчас начало закупать материалы для больниц, поэтому что они оказались уже в коллапсе. Настолько, что не хватает не только респираторов, но даже масок для защиты медиков и медперсонала, в условиях, когда неизвестно, кто заражен, а кто нет, потому что очень мало людей тестируется.

То, что американское правительство, как и подавляющее большинство правительств мира, только сейчас пытаются закупать материалы для больниц, следствие не «неграмотности», но результат сознательной политики, которую они годами проводили, обезоруживая системы общественного здравоохранения, и ориентаций, применявшихся в первый момент столкновения с пандемией, которые сегодня меняются, но лишь частично.

Геноцид на марше

Среди ученых всего мира имеется почти единодушие в том, что политика, известная как «не делать ничего» с целью дать населению заразиться вирусом и так обрести иммунитет, приведет к смерти многих миллионов людей — в основном из-за коллапса, который это вызовет в системах здравоохранения разных стран, оставив без лечения как тяжело больных Covid-19, так и больных другими серьезными заболеваниями.

Напротив, с политикой, известной как «искоренение», при которой используется сочетание социальной изоляции, карантина и массового тестирования, человеческие потери были бы качественно меньшими.

Проблема в том, что вторая политика сильно затронула бы «экономику». Именно поэтому столь актуальной стала дилемма, что важнее — экономика или здоровье?

Массы всего мира не сомневались. Они выбрали здоровье или, точнее, выбрали жизнь, потому что речь идет именно о ней. Напротив, капиталисты сделали выбор в пользу своего бизнеса ценой жизни миллионов и миллионов человек, хотя многие и защищают эту политику с лицемерным дискурсом «защиты здоровья».

Правительство Трампа в США, равно как и правительства Великобритании, Нидерландов, Мексики, Бразилии, Франции и многих других стран, отстаивали поначалу политику «не делать ничего» с лживым дискурсом, что пандемии коронавируса не существует и речь идет об обычном гриппе. Подобная же политика применялась в 1918 году, когда США говорили то же самое с лживым аргументом, что грипп существовал только в Испании. Именно отстаивая эту политику перед лицом современной пандемии США и большинство других стран не подготовились к противостоянию Covid-19.

Но большинство стран отказались от этой политики — в основном после мирового резонанса, который получило количество умерших в Италии, Испании и самих США, поскольку правительства, конечно, боялись возможных восстаний, когда массы поняли бы, что речь идет не об «обычном гриппе».

Но новой политикой Трампа и остальных правительств снова не было «искоренение». Сейчас большинство правительств направляют ресурсы в здравоохранение и применяют более серьезные меры, как «социальная изоляция», но в большинстве стран эта изоляция не затрагивает фабрики, которые продолжают работать, равно как транспорт. Поэтому рабочие и их семьи остаются подверженными заражению. При этом даже там, где эти ограниченные меры применяются, существенная часть хозяев и даже президентов стран оказывают давление, чтобы их побыстрее снять.

Трамп огласил изменение политики для США, сказав, что в условиях бездействия (его предыдущей политики) умерло бы 2 миллиона человек, в то время как с новой политикой «только» 100.000-200.000 (число, оспариваемое рядом ученых).

Но то, чего Трамп не сказал, это что с применяемыми им ограниченными мерами более всего пострадают самые бедные слои населения. Сегодня в США больше всего умирают негры. Так в Чикаго они составляют 30% населения, но 70% умерших.

Если такова ситуация в США, то можно представить, что случится, когда пандемия в полную мощь накроет самые бедные страны Латинской Америки, Африки и Азии.

До сих пор пандемия сильно ударила только по самым богатым странам, и в мире уже есть 2.300.000 зараженных и 158.000 умерших. Но в этих странах «группы риска» (люди старше 60 лет и с серьезными заболеваниями) составляют меньшинство населения.

Но что произойдет, когда пандемия придет в более бедные страны, где большинство населения находится в зоне высокого риска?

Что произойдет, когда она доберется, например, до Демократической Республики Конго с 80 миллионами жителей, где большинство страдает от недоедания? Что произойдет, когда она придет в Центрально-Африканскую Республику, где живут 5 миллионов человек и есть только 3 аппарата ИВЛ на всю страну?

В этих странах будут истреблены целые сектора населения. Подлинный геноцид. И не только в этих двух странах.

Официальные отчеты ВОЗ и ООН показывают, что представляет собой капиталистический мир с 7 миллиардами человек. Большинство стран находится в положении высокого риска перед лицом пандемии, поскольку 2 миллиарда человек живут в жалких жилищах; 2,4 миллиарда не имеет элементарных условий гигиены в своих домах; 2 миллиарда не имеют электричества; 1,1 миллиарда не имеют доступа к питьевой воде; 821 миллион человек находится в состоянии недоедания; 2,6 миллиарда не имеют в своих домах туалетов. И кроме того, есть дефицит 5 миллионов медиков.

Это реальный мир, мир капиталистический. Поэтому Covid-19 приведет к геноциду среди бедного большинства населения планеты.

Как актуально звучат в этой ситуации слова Маркса! «В этом заключается несомненное доказательство неспособности буржуазии продолжать управлять обществом… Она неспособна управлять, потому что даже неспособна обеспечить существование своим рабам, хотя бы и в условиях рабства».

Войны и революция

Правительства и международная пресса называют борьбу с пандемией «войной», и они правы. Это война не по форме, а по катастрофическим последствиям, особенно для народных масс по всему миру, и особенно, как и в любой войне, для самых бедных и обездоленных. Эта война против Covid-19 похожа на мировые войны, хотя, в данном случае, она намного больше из-за своего распространения, потому что охватила 188 стран из 193 существующих. Но, если быть более точнее, ее стоило бы сравнить с теми войнами, в которых сражаются настолько плохо вооруженные солдаты, что уничтожаются противником уже в первый момента, как это происходило, например, с царской Россией во время Первой мировой войны в 1914 году.

В нынешней войне с вирусом вся пресса с удивлением пишет о солидарности и мужестве, проявленных широкими слоями населения всего мира. Везде работников здравоохранения по праву называют «героями», и население относятся к ним с почетом, потому что врачи и медсестры идут на эту войну с вирусом без защитного снаряжения, с небольшим количеством оружия, чтобы атаковать врага, и при этом они не дезертируют. Условия их труда настолько опасны, что число зараженных медработников уже исчисляется десятками тысяч. В одной только Италии их уже 14 000, а погибших — более 130. Когда правительства разных стран вызывают врачей и медсестер на передовую, десятки тысяч отвечают на призыв, несмотря на опасность. То же самое происходит, когда вызывают добровольцев на другие задачи. И то же самое происходит с остальными работниками «основных служб». Все с честью выполняют свои обязанности и никто не дезертирует, несмотря на то, что все знают о рисках заражения. Во многих странах тысячи молодых людей с риском для жизни ходят в магазины ради пожилых людей или беженцев, в то время как тысячи людей всех возрастов собирают еду для доставки наиболее нуждающимся. Мы наблюдаем такое поведение в самых бедных районах Сантьяго, в бразильских фавелах Сан-Паулу и Рио-де-Жанейро. По мере роста пандемии человеческая солидарность, особенно среди самых бедных слоев населения, распространяется как лесной пожар. Эта человеческая солидарность явно контрастирует с типичным эгоизмом предпринимателей и их правительств, связанных, прежде всего, со своим бизнесом.

Примеры такой социальной изоляции, когда предприятия работают, хотя они производят не жизненно необходимые продукты, являются образцами этого классового эгоизма. И то же самое происходит с производством механических респираторов и аппаратов искусственной вентиляции легких (ИВЛ) — незаменимых инструментов для спасения жизни наиболее тяжелобольных пациентов. Без этих респираторов и аппаратов ИВЛ миллионы людей неизбежно умрут. Однако в значительной части больниц по всему миру таких инструментов не существует или их недостаточно. И если сначала оборудования не было, потому что правительства не готовились к пандемии (о чем мы писали выше), то в настоящее время предприниматели, которые производят эти устройства, ведут бизнес в Китае, продавая их по астрономическим ценам и только с предоплатой. Например, относительно простой аппарат ИВЛ с себестоимостью около 400 долларов продавался в начале пандемии за 9000 долларов, а в настоящее время цены взлетели до 40 000 долларов. Правительства говорят, что «мы находимся в состоянии войны». Но они не делают того, что любое правительство сделало бы при обычной войне: переориентировать производство на военные нужды. И в этом случае правительствам пришлось бы заставить предпринимателей производить респираторы и аппараты ИВЛ и поставлять их больницам по себестоимости. Единственным «исключением» было правительство США, которое, ссылаясь на закон военного времени (принятый во время войны в Корее 1950-53 годах), вынудило компанию General Motors произвести 30.000 аппаратов ИВЛ. Однако, компания выставила такие абсурдные цены, что не выдержал даже президент Трамп. Наконец, после месяца переговоров, General Motors согласилась сделать аппараты ИВЛ по «низкой» цене в 16000 долларов каждый (себестоимость, по словам компании), и правительство согласилось. Но, поскольку правительство не было готово, а переговоры заняли много времени, General Motors собирается поставить аппараты ИВЛ только в июне. 38.000 человек уже умерли в США, многие из-за отсутствия аппаратов ИВЛ. Сколько еще умрет до июня? Если такая ситуация с респираторами в США, можно представить, что будет в бедных колониальных и полуколониальных странах. Капитализм убивает!

Капиталистические правительства не могут гарантировать настоящий карантин, гарантировать соблюдения гигиены для всего населения, не могут проводить масштабные тесты, не могут производить аппараты ИВЛ, чтобы спасти миллионы жизней, не могут обеспечить масками и перчатками даже врачей и медсестер, и часто даже не могут достойно похоронить людей (как сейчас происходит в самом Нью-Йорке, в самом центре империализма). И при этом пандемия только началась. Таким образом, капиталистические правительства с самого начала показывают, что они не способны выиграть эту войну. Их узкие классовые бизнес-интересы мешают этому. И поэтому из-за беспомощности буржуазии миллионы людей по всему миру погибнут от Covid-19. И одновременно миллионы выживших присоединятся к миллионам безработных. На данный момент в крупнейшей капиталистической державе, в Соединенных Штатах, за последние четыре недели было уволено 22 миллиона трудящихся.

При этом есть все условия для победы в этой войне против Covid-19. Для этого было достаточно, чтобы решимость и солидарность, которые проявляют народные массы для защиты жизни, были проявлены и правительствами. Но это невозможно, потому что в этой войне, в отличие от обычных войн, речь идет, прежде всего, о спасении жизней миллионов бедных людей. А для нынешних правительств на первом месте стоит спасение бизнеса.

Чтобы выиграть эту войну, необходимо было, чтобы лучшие представители тех масс, которые готовы бороться с пандемией до конца, взяли в свои руки дело спасения от вируса. В связи с этим полезно вспомнить, что было в России в 1918 году во время очередной эпидемии. Тогда в России вспыхнула сильная эпидемия тифа — болезни, передающейся с вшами. Эта болезнь стала результатом разрухи и упадка, вызванных Первой мировой войной, революцией и Гражданской войной. Эпидемия затронула 25 миллионов человек и убила 3 миллиона. Но война против вшей и тифа была поставлена в центр всей деятельности тогдашнего правительства. Революционное правительство распространило на весь народ правила гигиены, построило большое количество больниц и медицинских пунктов на предприятиях. Тем самым эпидемия была взята под контроль и были спасены миллионы жизней. Есть речь Ленина 1919 года, которая очень выразительно говорит о той борьбе правительства: «… бич на нас еще надвигается — вошь, сыпной тиф, который косит наши войска. …Тут мы говорим: «Товарищи, все внимание этому вопросу. Или вши победят социализм, или социализм победит вшей!». … Нужно, чтобы каждый рабочий, каждая организация, каждое учреждение говорили это себе на каждом заседании. … Если мы напряжем все свои силы для того, чтобы стереть с лица русской земли сыпной тиф, — результат некультурности, нищеты, темноты и невежества, — если мы все те силы, весь тот опыт, который мы приобрели в кровавой войне, применим в этой войне бескровной, — мы можем быть уверены, что в этом деле, которое все же гораздо легче, гораздо человечнее, чем война, что в этом деле мы завоюем себе успеха все больше и больше».

Но, к сожалению, сегодня рабочие нигде не стоят у власти, как это было в России в 1919 году. А поэтому сочетание пандемии и экономического спада приведет к важным изменениям. Мир будет похож на страны, опустошенные войной: закрытые фабрики, миллионы новых безработных, нищие и беженцы, значительный рост городского насилия, а также самоубийств.

Covid-19 наступает, и если так будет продолжаться, то это приведет к почти неизбежному поражению всех простых трудящихся в мире. Мы не можем отрицать возможность того, что вирус со дня на день не мутирует и не превратится в простой «грипп», или же ученые не обнаружат какое-то лекарство, которое сможет вылечить зараженных людей. Но это все гипотезы, пока все еще не осуществленные. А тем временем капитализм совершает преступление огромных масштабов против человечества.

Что мы можем ожидать от этого поражения? Как на это отреагируют массы?

Многие обыватели делают выводы, что крупные поражения приведут к новым, еще более худшим поражениям. Однако классовая борьба противоречит таким рассуждениям. Если говорить о будущем, то ничего нельзя исключать. Мы можем быть уверены только в двух вещах. Во-первых, многое изменится, а во-вторых, как всегда, последнее слово будет за классовой борьбой. Поэтому нельзя исключать, что рабочие и простые трудящиеся не ответят на эти преступления капитализма. Или что они ответят, но потерпят историческое поражение, которое может даже возродить кровавые фашистские режимы на многие десятилетия. Однако если проводить сравнение с мировыми войнами, то не все так однозначно. Войны, когда народные массы ведут борьбу не на жизнь, а на смерть, доводят все социальные противоречия до крайности. А это означает, неделя войны может изменить мир сильнее, чем предыдущие годы.

Когда началась Первая мировая война, миллионы рабочих, крестьян и обычных граждан были отправлены убивать своих братьев по классу из других стран. Это было худшее поражение в истории мирового рабочего класса. Поражение, усиленное предательством — рабочие были посланы на бойню своими же рабочими партиями так называемого Второго Интернационала. Эта война, на первый взгляд, была глубочайшим поражением: десять миллионов погибших, а также еще как минимум 50 миллионов умерших от «испанского гриппа». Однако Ленин вскоре после начала войны заявил, что в Европе открылась революционная ситуация. А в самый разгар войны, в 1916 году, сказал: «Европа беременна революцией». Эта позиция Ленина, несомненно, должна была казаться многим в то время заблуждением. Но история показала его правоту. Ужасы войны вызвали настоящие революционные восстания в армиях Австро-Венгрии, во Франции, в Германии, в России, в Италии, в Англии. А затем привели к самой грандиозной революции – в России, когда рабочие смогли взять власть в свои руки. Вооруженные мобилизованные рабочие требовали прекращения войны и установления мира, и потому свергли правительство, которое не желало и не могло остановить кровавый каток войны. Лозунг мира стал главным лозунгом революций не только в России, но и в Германии и Австро-Венгрии.

О роли войны за несколько месяцев до победы революции Ленин сказал: «Не будь войны, Россия могла бы прожить годы и даже десятилетия без революции против капиталистов». А Троцкий писал: «Недаром же война часто являлась в истории матерью революции».

По-видимому, сейчас мы оказались немного в иной ситуации: некоторые правительства уже изменили свою позицию и начали кое-как бороться с Covid-19. Из-за этого их положение укрепилось (например, выросла поддержка Трампа в США). Но это не должно нас обманывать. Обычно в начале всех войн лживые речи капиталистических лидеров убеждают массы. Так было и в начале Первой мировой войны, когда патриотические настроения охватывали народные массы разных стран. Когда началась война, Троцкий писал: «Мобилизация и объявление войны как бы стерли с лица земли все национальные и социальные противоречия в стране. Но это только историческая отсрочка…».

Наступит ли время, когда народные массы привлекут к ответственности капиталистические правительства за геноцид? Повторится ли ситуация, как в конце Первой мировой войны в Европе? Начинается ли период крупных классовых столкновений? Будут ли правительства и даже режимы рушиться? Увидим ли мы революции? Сможет ли рабочий класс и другие народные слои организоваться? Смогут ли существующие сегодня небольшие революционные организации стать крупными партиями? Сможет ли рабочий класс вместе с народными массами захватить власть в каких-либо странах? На эти вопросы пока нет ответа. Но мы знаем, что правительства обеспокоены возможной реакцией масс и готовятся к ней. Они пошли на ряд уступок, чтобы избежать худшего, например, изменили политику в отношении Covid-19 (хотя это совершенно недостаточное изменение, неспособное избежать геноцида). Они оказывают помощь наиболее нуждающимся слоям населения, хотя и этого тоже совершенно недостаточно в условиях экономического падения. С другой стороны, под предлогом борьбы с пандемией на улицах становится все больше полиции и военных, чтобы правительства могли контролировать народ.

Со своей стороны, простые трудящиеся и рабочие сбиты с толку, испуганы и вынуждены изолироваться дома. Но даже в такой ситуации массы начинают выражать недовольство. И оно будет возрастать, когда геноцид станет реальностью и капитализм покажет свое настоящее лицо. Возникает новая мировая реальность, меняется вся наша жизнь. Какими будут изменения – это определит борьба классов между простыми трудящимися и капиталом.

Революционеры и марксисты, а также все, кто хочет бороться за жизнь в этой войне, должны внимательно следить за изменениями и принимать участие в любых случаях классовой борьбы. И так рабочий класс и простые трудящиеся смогут в борьбе сформировать революционное руководство, чтобы победить капитализм.